!DOCTYPE HTML> Изучение сталинского времени | Дело Ежова

Все разделы сайта DANILIDI.RU

Оглавление и содержание книги   |   Купить книгу - 1937 Правосудие Сталина

Фрагмент книги "о мифах 1937 года" для ознакомления ...

Изучение сталинского времени

Дело Ежова

Дело Ежова

В 2006 году вышел в свет сборник «Лубянка. Сталин и НКВД—НКГБ—ГУКР «Смерш». 1939 - март 1946», куда вошли материалы начатого Берией расследования дела Ежова.

В одном из опубликованных документов Михаил Фриновский отмечает, что и сам он, и Ежов участвовали в заговоре «правых», и оба были очень обеспокоены арестом Бухарина и Рыкова, т.к. избежать его было невозможно.

Далее Фриновский отмечает, что, опасаясь разоблачения, Ежов накануне процесса беседовал с Бухариным и Ягодой, обещая сохранить им жизнь, если его причастность к заговору останется нераскрытой, но после вынесения им смертного приговора не сделал ничего, чтобы сдержать свое слово.

Возможно, даже, наоборот, что он настоял на скорейшем приведении приговора в исполнение, поскольку, по словам Фриновского, назначение Берии заместителем наркома НКВД в августе 1938 года Ежов воспринял как признак недоверия к себе.

И тотчас приказал выяснить, расстреляны ли его бывшие ближайшие подручные, способные дать против него компрометирующие показания.

Скорее всего он просто не верил, что «Коля-балаболка» (как известно, «Колей-балаболкой» называл Бухарина Лев Троцкий) способен держать язык за зубами.

Фриновский рассказывает, как Ежов заверил другого своего бывшего коллегу, представшего на скамье подсудимых того же процесса, — Буланова, что будет просить о его помиловании, если только тот не даст показания о причастности к заговору верхушки НКВД.

Но случилось иначе: как отмечает Фриновский, Ежов устроил все так, чтобы Буланова расстреляли первым, хотя впоследствии всегда высказывал сожаление о его смерти.

Обещания такого рода, по-видимому, давались и Бухарину.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ЧТО ЗНАЧИТ ПРИЗНАТЬ БУХАРИНА ВИНОВНЫМ?

Объективное рассмотрение всех известных сегодня исторических свидетельств приводит нас к выводу: Бухарин должен быть признан виновным по крайней мере в деяниях, в которых он сам покаялся в признательных показаниях от 2 июня 1937 года, а затем подтвердил их на открытом судебном процессе 1938 года.

Конечно, такое умозаключение носит неокончательный характер, но так дело обстоит со всеми историческими исследованиями.

Следовать принципу непредвзятости — значит осознавать необходимость пересмотра любых (и в том числе наших собственных) исторических оценок в случае появления новых либо неизвестных доселе документальных доказательств.

Однако сегодня историки единодушно сходятся во мнении, что Бухарина нужно считать невиновным. Но почему? Как представляется, утверждать что-то иное просто идеологически опасно.

О самом Бухарине и условиях его пребывания на Лубянке, его показаниях на следствии и в суде, его письмах и ходатайствах сегодня известно гораздо больше, чем о любом другом подсудимом всех трех московских процессов.

Значительно пополнились наши знания и о его реабилитации, и в том числе — об отсутствии в Генеральной прокуратуре, Верховном суде и у членов реабилитационной комиссии Политбюро ЦК КПСС каких-либо доказательств лживости бухаринских признаний или фактов принуждения к ним.

Между тем в тех своих признаниях Бухарин фактически изобличил подсудимых всех других московских процессов.

Он дал развернутые показания, свидетельствующие о наличии крупномасштабного заговора с целью свержения Советского правительства, организации убийства Сталина и других руководителей, совершения диверсий и актов вредительства, приуроченных к началу войны.

Бухарин, к примеру, подтвердил, что Тухачевский и другие командиры Красной Армии разрабатывали планы подготовки вооруженного свержения Советской власти, для чего установили связи с военными кругами Германии и Японии.

Бухарин также сообщил, что ему было известно о переговорах, которые Троцкий вел с нацистами и японскими милитаристами.

Признание виновности лиц, осужденных на открытых московских процессах, неизбежно влечет за собой необходимость развенчать парадигму советской истории, сконструированную в годы хрущевской «оттепели».

До того времени историки-антикоммунисты допускали возможность заговоров, организованных против Сталина и его ближайших соратников, и расценивали их как логически оправданное стремление противостоять «репрессивному режиму».

Однако начиная с хрущевского «закрытого» доклада историки всех политических направлений приняли официальную советскую точку зрения, в соответствии с которой признания подсудимых на московских процессах нужно считать сфабрикованными, а инкриминировавшиеся им обвинения ложными.

Следовательно, признание Бухарина и его сообщников виновными как минимум в тех преступных деяниях, совершение которых они сами подтвердили на следствии и в суде, повлечет за собой пересмотр концептуальных представлений об истории сталинского СССР, сложившихся с середины 1950-х годов.

Кое-кто, возможно, посчитает, что репрессивную политику Сталина следует считать хотя бы отчасти оправданной.

Ведь каковы бы ни были масштабы сталинских «преступлений», к их числу нельзя относить подавление разветвленного заговора, сложившегося на вершине власти и ставящего своей целью физическое уничтожение руководителей страны при согласованной поддержке враждебных государств.

Правительство любой страны стало бы делать то же самое. Возникает другой «неприятный» вопрос: что еще в истории сталинского СССР может оказаться ложным?

Хотя реабилитация Бухарина состоялась, строго говоря, только в 1988 году, фактически она произошла много раньше — когда были реабилитированы некоторые из подсудимых того же процесса и те бывшие члены и кандидаты в члены ЦК ВКП(б) вроде Тухачевского и Енукидзе, чьи имена фигурировали среди бухаринских сообщников либо упоминались Хрущевым в его «закрытом» докладе на XX съезде КПСС в 1956 году.

Горбачев не просто провозгласил Бухарина невиновным и добился его восстановления в партии. Он взял на вооружение «правые» идеи Бухарина о «врастании» мелкобуржуазных хозяйственных отношений в социализм, чтобы оправдать совершенный в СССР поворот к т.н. рыночной экономике капиталистического типа.

А для придания своей капитулянтской политике «ленинского» лоска в ход широко были пущены приписываемые Ленину слова о Бухарине как «любимце всей партии» (Вопрос о политическом использовании имени Бухарина и его «реабилитации» в годы горбачевской перестройки см.: Marc Junge. Bucharins Rehabilitierang. Historisches Gedachtnis in der Sowjetunion 1953—1991. Berlin: BasisDruck, 1999; русскоязычное издание: Юнге М. Страх перед прошлым. Реабилитация Н.И. Бухарина от Хрущева до Горбачева. М.: АИРО-ХХ, 2003).

Легитимность руководителей Российской Федерации и государств, возникших на постсоветском пространстве, в значительной степени зиждется на демонизации Сталина и его политики, но в еще более уродливой форме, нежели во времена хрущевской критики «культа личности».

Краеугольный камень таких искаженных представлений — политика репрессий середины 1930-х годов и как часть ее — «фабрикация» обвинений против подсудимых трех московских показательных процессов.

Однако причины уголовного преследования таких лиц, как Бухарин, будут намного понятнее, если попытаться представить, что инкриминировавшиеся им преступления носили невымышленный характер.

Массовые репрессии в годы «ежовщины» (июль 1937 — ноябрь 1938 года) предстанут совсем в ином свете, если принять во внимание, что сеть переплетающихся заговоров раскинула свои щупальца по всей стране, угрожая существованию Советского государства.

Взгляды Бухарина, несомненно, потеряют свою притягательность, если станет известно, что, потерпев поражение на арене открытых партийных дискуссий, он и его единомышленники перешли к тактике «дворцовых переворотов», к организации убийств политических лидеров и сговору с нацистами и японскими милитаристами.

Именно в этих преступлениях Бухарин и другие подсудимые признались в показаниях на суде. Все исторические свидетельства, которыми мы располагаем сегодня, говорят о правдивости бухаринских признаний (В 1946 году в США была опубликована книга Майкла Сейерса и Альберта Кана (M.Sayers and A.E.Kahn, The Great Conspiracy. The Secret War Against Soviet Russia (New York, 1946); русский перевод: Сейерс М., Кан А..Тайная война против Советской России. М.: Гос. изд-во иностр. лит-ры, 1947), которая со временем стала классическим описанием паутины заговоров и которая опиралась на доступные тогда материалы периодической печати того времени и стенограммы московских процессов. Книга была недавно переиздана (2008), как нам разъяснили, потому что документы из бывших советских архивов подтверждают версию существования заговора).

Несколько лет назад два историка, специализирующиеся на изучении сталинского времени, — один российский, другой американский — высказали мнение: историю Советского Союза необходимо начать переписывать с чистого листа.

Изучение свидетельств, связанных с делом Бухарина, в полной мере подкрепляет это суждение.

далее = >> Политические процессы и реабилитации

Предисловие к книге о Сталине

=========================

Содержание книги ПРАВОСУДИЕ СТАЛИНА»

=>> Высказывания известных людей о Сталине <<=

Другие книги читать здесь <==



blog comments powered by Disqus